Татьяна БИЗЯЕВА: «Я не исключаю невозможность эксплуатации спорткомплекса в Правобережном…» - Новости Темрюкского района

Новости Темрюкского района » Гость без галстука

Татьяна БИЗЯЕВА: «Я не исключаю невозможность эксплуатации спорткомплекса в Правобережном…»

Дата: 12-12-2014

Уважаемые читатели!
Мы продолжаем нашу рубрику "Гость без галстука", и сегодня у нас в гостях человек, который последние 9 лет олицетворял собой работу Темрюкского городского законодательного органа. Наша беседа лично для меня стала настоящим путеводителем по лабиринтам и современной жизни Темрюка, и недавних исторических событий всей Тамани, и, к сожалению, в представленном ниже материале отражено далеко не всё, о чём мы успели за 3 часа общения поговорить. Во время этой встречи я был буквально поражён тем обстоятельством, что наш гость (точнее сказать, гостья) настолько разбирается абсолютно во всех областях жизни города и, что очень важно, без всякой оглядки говорит о том, что думает. Её интеллект, общая образованность (во многих вопросах близкая к энциклопедическим стандартам) и кругозор, не уступающие уровнем политикам федерального масштаба, буквально восхищают! (Кстати, почему такие знания, наравне с большим жизненным и трудовым опытом и авторитетом в глазах темрюкской общественности, не являются поводом приглашать на разного рода встречи с городской молодёжью именно её, а не молодых, только что впервые избранных, депутатов, имеющих, в силу естественных для себя по указанной причине обстоятельств, о превратностях законодательного творчества представление пока ещё, примерно, такое же, какое имела пресловутая «слушательница хореографических курсов имени Леонардо Да Винчи о сельском хозяйстве, предполагающая, что творог добывают из вареников», – остаётся загадкой.) Возможно, именно все эти человеческие качества и заслуги по праву относят её к числу современных местных общественно-политических «тяжеловесов», коих, по мнению автора, можно посчитать по пальцам даже среди мужчин, представляющих истеблишмент Таманского полуострова.
Итак, наша сегодняшняя «гостья без галстука» – председатель 1-го и 2-го Совета депутатов Темрюкского городского поселения, депутат 3-го созыва, «Женщина – Лучший руководитель 2001-го года», «Заслуженный работник курортов и туризма Кубани», «Почётный гражданин города Темрюка» Татьяна Фаддеевна БИЗЯЕВА.

(Напоминаем, что ко всем гостям этой рубрики мы обращаемся без отчества, хотя, надо признать, в данном случае это давалось нелегко.)

 

- Татьяна, наши беседы «без галстука» всегда начинаются моим одинаковым вопросом: где и когда Вы родились?
- Номинально – в Армавире, и случилось это в 1952-ом году. Но, практически, сразу моя семья переехала жить в Темрюк.
- Вы как-то тонально голосом выделили слова «семья». У Вас она большая?
- Тогда была большая, весёлая, шумная и гостеприимная. Мой папа, Фаддей Иванович, ушедший из жизни в возрасте всего лишь 44-ёх лет, значительную часть своего служения Отечеству отдал партийной работе и одно время был 2-ым секретарём местного райкома КПСС, а последние годы возглавлял темрюкский Рыбнадзор, а мама, Татьяна Фёдоровна, много лет проработала в кинотеатре «Тамань» контролёром. Нас, детей, в семье было трое: я – младший ребёнок, и 2 моих брата. Старший из них, Геннадий, посвятил себя военной авиации и сейчас в статусе пенсионера всё больше живёт у своих детей в Белоруссии, чем в родном Темрюке, а второй – Володя (Владимир Фаддеевич БАЧАЛДИН, авт.) – до своих последних дней был председателем Темрюкского горисполкома и в 2000-ом году умер от сердечного приступа прямо за рабочим столом в кабинете.
- Извините, что Вам из-за моего вопроса пришлось вспомнить это печальное событие…
- Да что Вы, всё нормально.
- Тогда, с Вашего позволения, продолжим: какую школу Вы заканчивали?
- Восьмилетку – в старой 13-ой (это было максимально, чему там обучали), а аттестат о среднем образовании получала в 1-ой.
- Куда-то пошли сразу продолжать учиться?
- Да. В том же году я поступила в Краснодарский политехнический институт (ныне – университет) на «Мехфак».
- Неожиданный выбор. Это же, мягко говоря, – не совсем женское дело.
- Тогда, в отличие от дней сегодняшних, не было культа юристов, экономистов и прочих «белых воротничков». Стране требовались специалисты созидательных профессий, а учитывая специфику нашего города с его динамично развивавшимся в то время консервным заводом, мой выбор был вполне рациональным и логичным. Тем более что все необходимые для поступления на этот факультет и дальнейшего на нём обучения предметы мне давались легко.
- В озвученном сейчас Вами определении вашего же «места под солнцем» я как-то не услышал главного – «призванье».
- В моём поступлении действительно присутствовал элемент определённого выбора «головой, а не сердцем». Вообще-то с детства я мечтала стать врачом, но для этого нужно было учиться на очной форме (в «меде», как известно, другой не существует), а мне такая «роскошь» была непозволительной: тогдашние обстоятельства требовали моего присутствия в Темрюке возле оставшейся после смерти мужа и разъезда сыновей мамы. Так что из всех остальных «открывавшихся для молодого человека возможностей», я выбрала «Мехфак», а именно: его заочную форму.
- То есть, надо полагать, параллельно пошли работать?
- В то время по-другому и быть не могло.
- Это сказано с неким упрёком к той эпохе или…
- Конечно, «или»! Это была замечательная пора! Я 17-тилетней девчонкой устроилась на рыбоконсервный завод ученицей в жестяно-баночный цех и буквально растворилась в той кипучей многогранной жизни! Коллектив тогда, несмотря на разницу в возрасте его членов, был единой семьёй с общими радостями и горестями! Всё – и работа, и общественная деятельность, и отдых – было совместным: без частнособственнических выделений из коллектива и упрёков в «неумении жить».
- Эти Ваши воспоминания настолько искрение и трогательные, что я позволю себе слегка отвлечься от наших прямых тем и спросить у Вас следующее: как Вы считаете, почему сегодня всё обстоит по-другому? Ведь нынешние молодые и средних лет поколения не завезены с Марса: мы же – ваши прямые и неразбавленные чужеземной кровью потомки с таким же менталитетом и характером, а всего несколько десятилетий разницы сделали из нас совершенно других людей.
- Жизнь тогда измерялась другими категориями и ценностями. Надо же помнить, что мы были, можно сказать, первым поколением, родившимся после войны, и это определяло и бытие, и сознание. Ощущая себя в рамках тех обстоятельств, мы чувствовали себя неким промежуточным звеном между войной и хорошей светлой жизнью, которая уготована нашим детям и внукам, а потому во благо будущего совершенно не щадили себя. В сравнении с той долей, что выпала на плечи наших родителей, дедушек и бабушек, мирное небо, стабильная зарплата и открывавшиеся перспективы – это уже само по себе было счастьем! А сегодняшние молодые люди, о войне имеющие представление по фильмам и компьютерным играм, а о лишениях, возможно, вообще не представляющие (и слава Богу!), мерилом своего счастья считают избыточные материальные блага, и, наверное, тяжело их в этом упрекнуть. Другое дело, что сегодня мало кто из них хочет строить и развивать свою страну, а ориентирован лишь на собственное благополучие. Знаете, в годы моей молодости (и не только молодости) определение «лавочник» носило негативный характер, тогда как сейчас для некоторых это – повод для гордости. Я не хочу сказать, что в мирное и сытое время это плохо, просто наглядней показателя того, в какую сторону поменялось человеческое сознание, мне так вот сходу найти непросто.
- Вернёмся к нашей теме: у Вас есть ещё какое-то образование?
- Да, но получала я его много позже. Когда в 2005-ом году меня избрали председателем Совета депутатов Темрюкского городского поселения, то я сочла необходимым выучиться этому делу как профессии, хотя закон такой необходимостью не обязывает. Так что в этой связи я сначала окончила факультет «Государственное и муниципальное управление» Северо-Кавказской академии государственной службы, а затем прошла профессиональную переподготовку по программе повышения квалификации по этому же самому профилю.
- Татьяна, бытует мнение, что абсолютное большинство людей, которые в постперестроечное время добились определённых успехов в парламентской деятельности, – что в полной мере применимо к Вам – в советский период были партийными и/или комсомольскими активистами. Я не склонен видеть в этом какую-то ироническую подоплёку (как это любят делать, например, некоторые современные священнослужители, которые до самого 1991-го года преподавали в ВУЗах научный атеизм), но с самой статистикой согласен. А как у Вас обстояло дело с социально-общественной деятельностью?
- В этом спектре жизни города я и вправду активно начала участвовать достаточно рано. Это было замечено и коллегами, и заводским руководством, в результате чего я в 19 лет уже была депутатом городского Совета. Выборы тогда проходили иначе, чем сейчас, и уже сам факт того, что меня выдвинул коллектив, а начальство поддержало – было гарантией, что процедура голосования будет лишь юридической формальностью. Теоретически, ссылаясь на различные причины, можно было от всего этого отказаться, но проигнорировать доверие людей я сочла для себя невозможным.
- Жаль, что подобные интервью мало читает молодёжь. Мне кажется, им полезно было бы знать, что в советское время в формировании Совета депутатов на местах народ принимал самое непосредственное участие. Да, само голосование было безальтернативным, но фактические выборы проходили же на этапе выдвижения кандидатур…
- Именно так всё и было. Кстати, моё вступление в КПСС в 21 год – очередное тому подтверждение. Я, честно говоря, об этом и не думала, потому что не была такой уж идейной, хотя на тот момент возглавляла комсомольскую организацию рыбоконсервного завода. (Был ли в таком моём подходе, как сейчас говорят, «двойной стандарт»? – отнюдь. Комсомол при правильной постановке дела давал тогда большие возможности сделать для общества что-то хорошее и полезное, и, конечно же, проявить себя. И при этом вовсе не обязательно было свято верить в построение в самое ближайшее время коммунизма в одной отдельно взятой стране, хотя сама государственная система, в противовес капиталистическому миру с его отчётливо агрессорской военной доктриной, вызывала доверие.) А тогда при подаче документов для вступления в партию каждый товарищ должен был порекомендовать 2-х достойных, на его взгляд, людей в качестве потенциальных кандидатур. Вот меня и порекомендовали как: «перспективную, активную и с обострённым чувством справедливости». Другими словами, в этом был некий момент признания личности человека, его дел и поступков. И отказать после такой оценки в свой адрес – значит, выказать неуважение к тому, кто тебя явно уважает, да и, как мне кажется, просто, на манер изречений восточных философов, «потерять лицо».
- Вступление в партию как-то кардинально сказалось на Вашей карьере, как сейчас любят утверждать обличители той поры? И ещё немаловажный штрих: доступ к закрытым для простых людей продуктовым и ширпотребовским закромам Вы тогда получили?
- К каким «закрытым закромам», о чём Вы говорите?!!
- Я в современных сериалах видел
- Ну, молодым людям, их снимающим, возможно, видней, но у нас я таких случаев не припомню. То же касается и карьеры. Я на самых общих основаниях 7 лет после получения партбилета проработала в разных качествах на рыбоконсервном заводе. И только в 1980-ом году, когда после перерыва, связанного с декретным отпуском, мне снова оказали доверие стать депутатом горсовета, из числа членов которого в то время формировался административный аппарат горисполкома, я была избрана на должность заместителя его председателя. А ещё через 2 года меня позвал к себе в замы Виктор Николаевич Солошенко, который тогда только возглавил исполком районный.
- Вам удалось поработать под его руководством? Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями: говорят, дядька был, ох! какой серьёзный!
- Такое определение больше применимо к личности Александра Фёдоровича Куемжиева, бывшего в то время 1-ым секретарём райкома партии, а Виктор Николаевич был несколько другого, я бы сказала, эстетического склада. Они были очень разными людьми и благодаря этому прекрасно друг друга дополняли. Именно их, как с недавних пор принято говорить, тандем, придя в очень непростое для района время, совершил у нас на Тамани экономическую, коммунальную и культурную революцию.
- Так уж и революцию?
- А Вы считаете, что решить глобальную для Темрюка проблему водо- и теплоснабжения – это не, своего рода, революционные шаги в развитии города? А истинное развитие наших районных совхозов – разве недостойно называться как-то иначе? А из «направлений» сделать дороги – шуточное ли дело? А задумать и воплотить в жизнь музей «Военная горка»?
- И Вы склонны считать, что все эти, безусловно, знаковые достижения – не естественный эволюционный процесс развития нашей местности, а заслуга двух человек?
- Эволюция-то, конечно, эволюцией, но вот её серьёзные проявления совпали как раз на период работы Александра Фёдоровича и Виктора Николаевича. Они были такими кипучими и деятельными людьми и организаторами, что заражали этими свойствами всех, кто их окружал. Причём мыслили оба совсем нестандартно, не так, как в провинциях было присуще и партийному, и номенклатурному руководству. Они не боялись брать ответственность на себя и нередко являлись инициаторами разного рода идей, иногда граничащих с определённым авантюризмом, но направленных исключительно на благо города и района.
- Пример такого здорового авантюризма приведёте?
- Самый наглядный общепонятный – строительство в городе 13-ой школы (кстати, я тоже принимала в этом участие). Для того чтобы получить разрешение на её проект с последующим финансированием, нужно было убедить Краснодар и Москву в необходимости нашему городу этого социального объекта. Тогда мы «сфабриковал» целое дело, куда были подкреплены ненастоящие доводы и фотографии, свидетельствовавшие о печальном положении дел в городской сфере образования. В итоге такого «подлога», нам дали «добро», и в городе появилась замечательное современное учебное заведение. К слову, строительство 20-ой школы в п. Красном Октябре предварялось такой же процедурой сбора фиктивных по сути документов.
- Я, кстати, слышал, что вода в Темрюке в достаточном количестве и соответствующем качестве появилась тоже благодаря какой-то занятной истории, инициатором которой являлся Александр Куемжиев…
- Это было, действительно, так. Но, определивший это событие случай – наверное, не для печати.
- А Вы расскажите, пожалуйста, а мы посмотрим: обнародовать его или нет.
- Хорошо. До 80-х годов прошлого столетия водоснабжение в Темрюке, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Вода, которую из Кубани подавали насосами в водонапорную башню «Водоканала», где её, как могли, очищали и направляли в городскую систему, была доступна жителям всего несколько часов в сутки, да и её чистота оставляла желать лучшего. Город расширялся, развивался и рос численно, и проблема грозила со временем перерасти в настоящую катастрофу. Нужно было какое-то кардинальное решение, а его не было…
И вот однажды в Темрюке проездом на Украину остановилась на ночлег одна геологическая экспедиция. Люди там были уважаемые и известные, а потому Александр Фёдорович пригласил всю компанию гостей на ужин. В итоге, они стали «заложниками» нашего кубанского гостеприимства и большого ассортимента выпускаемых в районе сортов вин. Посиделки, как бывает в подобных случаях, продлились далеко за полночь, и наш тогдашний 1-ый секретарь рассказал гостям о местной проблеме с водой. Те выслушали, но неожиданно не сочли ситуацию драмой и в подтверждение своих слов пообещали это доказать. Наутро, как подумали представители принимающей стороны, никто из геологов не вспомнит канунной сильно хмельной ночи, но, как оказалось, те за свои слова привыкли отвечать, и, не откладывая, принялись за дело. Несколько дней они изучали местность, брали какие-то пробы, что-то рассчитывали и в итоге определили то место, где в совершенно достаточном для Темрюка (и не только) объёме присутствует пригодная для человека в быту чистейшая источниковая вода, которой мы пользуемся по сей день.
Вот так, в результате тёплого приёма, организованного Александром Куемжиевым, и мужского разговора в Темрюке на «слабо?!!» был решён вопрос с водой. А что нередко нынче она из кранов идёт совсем не такой, какой является на свет из источников, – это уже вопрос к нынешнему руководству «Водоканала».
- Действительно, интересная история в духе чисто русского решения проблем. Спасибо… К вопросам о сегодняшней ситуации на «Водоканале» и доброй памяти о Александре Фёдоровича и Викторе Николаевиче в разрезе нашумевшей истории о вырубке платанов в центральном городском парке мы ещё обратимся, а пока, прежде чем вернуться к хронологии Вашей трудовой деятельности, я хочу завершить своеобразный исторический экскурс по Таманскому полуострову вопросом о том, почему у нас в районе, где массовое промышленное виноградарство и виноделие появились не так давно – во времена Хрущёва – мы избежали уничтожения этой культуры в горбачёвскую эпоху? Мне до сегодняшнего дня спросить об этом было не у кого, а Вы же в то время как раз работали заместителем главы района…
- Уровень развития и масштабы нашей винодельческой промышленности тогда не шли ни в какое сравнение с молдавской, грузинской и крымской, а потому в Москве и Краснодаре серьёзно не отнеслись к тем площадям виноградников, которыми наш район, на фоне упомянутых «коллег», владел. Кроме того, завод «Фанагория» в то время был одним из самых крупных и современных предприятий в Европе по производству виноградных соков и детского питания на его основе, и это послужило хорошим козырем для того, чтобы на Тамани эту культуру не тронули.
- Татьяна, вернёмся к Вашей карьере…
- В должности заместителя председателя райисполкома я проработала до 1989-го года (моими непосредственными начальниками за это период были ещё: ЗАГОРУЙКО Юрий Александрович, КИСИЛЁВ Леонид Иванович и БИРЮКОВ Александр Петрович), пока меня не позвали на должность генерального директора пансионата «Азов» в Пересыпи, принадлежащего компании «Сибнефтегазпереработка», где я в 2011-ом году закончила свой трудовой путь и вышла на заслуженный отдых.
- Зная Вашу активную депутатскую деятельность, последние слова, я думаю, не стоит воспринимать буквально. Тем более что ещё 2 месяца назад Вы были председателем городского Совета.
- Разумеется. Я полна сил и готова приносить обществу посильную пользу.
- Судя по тому количеству голосов, которые (в процентном отношении) были за Вас отданы на сентябрьских Выборах, городское общество в этом нуждается.
- Спасибо за добрые слова!
- Татьяна, я, если Вы не возражаете, не буду задавать Вам логичный в нередких случаях вопрос, который по отношению к Вам будет непросто нелепым, но и пошлым: «Почему Вы пошли в депутаты?» И даже определённое уточнение: «Вот уже на 3-й срок кряду?» не придаст ему здравого смысла (для тех людей, которые хоть и не знают Вас лично, но, дойдя до этого места в тексте, естественным образом прочитали всё, что написано выше, ответ, я думаю, очевиден). Но вот в связи с тем, что оба первых созыва работали под Вашим председательством, один большой вопрос у меня всё-таки припасён: как Вы оцениваете работу 2-го состава Совета, только что закончившего своё юридическое существование: и в целом как дееспособную законодательную единицу, и по отношению к 1-му созыву?
- Если сравнивать 1-ый созыв со 2-ым, то, конечно, всё говорит в пользу последнего, и это совершенно естественно: мы все вместе освоились в новом не только для себя лично, но и государства, деле, набрались опыта, правовой грамотности. Что же касается 2-го созыва как такового, я считаю, что его состав был квалифицированный и боевой, а деятельность – весьма продуктивной. Много чего можно поставить нам в заслугу, притом, что откровенных провалов, как считаю не только я, в работе не случилось.
- Мне приходилось встречать избранников народа (разных уровней), общаясь с которыми, видишь, что человек плохо понимает, чего от него, как от депутата, хотят. Вам с такими личностями приходилось уживаться?
- Нет. Ни в 1-ом, ни во 2-ом городском Совете таких депутатов не было. Многим (если не всем), кто избирается впервые, необходимо какое-то время для того чтобы освоиться и элементарно войти в курс специфичных процедур работы Совета, но этот период, как правило длится недолго. Дальше всё зависит от желания работать, но у нас за 2 срока, скажу ещё раз, откровенных «мёртвых душ» не было.
- А примеры того, что депутаты сильно «вырастали» в процессе законотворческой деятельности?
- Были, и неоднократно. Самый, на мой взгляд, яркий такой пример – депутат прошлого созыва Александр Ткачук. Этот человек сам по себе настолько любознательный, инициативный и неравнодушный, что в результате стал одним из самых активных и деятельных членов 2-го созыва городских депутатов. Но выделить его я позволила себе исключительно в формате постановки Вашего вопроса об очевидном депутатском «росте». То есть, я хочу сказать, что немало депутатов, блестяще себя проявивших за время работы, избирались, будучи уже опытными и маститыми законодателями.
- Татьяна, если позволите, я в завершении разговора о качественном уровне депутатского сообщества в целом не задам конкретный вопрос, а поделюсь некоторыми впечатлениями, а Вы, если посчитаете возможным, прокомментируете.
- Давайте попробуем.
- Я вот присутствовал на ноябрьской сессии горсовета и поймал себя на мысли, что не хотел бы стать депутатом в принципе: столько серьёзных вопросов так досконально (с выкладками цифр и множеством непонятных с первого раза на слух изъяснений и со стороны докладчиков, и со стороны участников прений) на нём разбиралось, что у меня голова пошла кругом. На фоне увиденного и услышанного мне вспомнились множественные предвыборные агитационные материалы (в т.ч. обильно появлявшиеся к выборам, прошедшим 2 с половиной месяца назад), в которых декларировались общие фразы: «Я иду в депутаты осознано, чтобы помогать людям в решении их вопросов!», на что мне всегда хотелось поинтересоваться, что кандидаты под этой самой помощью подразумевают: дров, что ли, если надо, нарубят или огород вскопают нуждающимся гражданам? Другими словами, я уверен, что немало людей, пытающихся баллотироваться, не имеют о работе законодательного органа ни малейшего представления. Какой-то отсев, что ли нужен на этапе подачи документов в избирком в виде своеобразного ЕГЭ на предмет выявления у человека элементарного минимума знаний о предстоящей работе?
- Наверное, это было бы неплохо – жаль, что невозможно. Я абсолютно согласна, что кандидаты должны хотя бы в общих чертах представлять себе поле будущей деятельности и депутатские обязанности. Мы на это повлиять не в силах, и единственное, что спасает все Советы от засилья подобных законодателей – трезвая оценка избирателей, не позволяющая абы кому массово проникать во власть.
- Татьяна, вопрос принципиальный: как Вы относитесь к тому, что в депутаты избираются и те, кто работает в муниципальных предприятиях, а следовательно, чисто теоретически, может быть подвергнут репрессиям со стороны своего руководства за «неправильную» позицию в отношении работы Администрации?
- Как бы я не относилась – раз закон это позволяет, то какие могут быть вопросы? А вообще, всё, как, наверное, и везде, зависит исключительно от личности. Бывает, что и, казалось бы, не обременённый «обязательствами» перед властью депутат ведёт себя через чур осторожно и продуманно, а бывает и наоборот: муниципальный служащий настолько морально независим, что одним лишь этим фактором вызывает истинное уважение.
Если же говорить об этой проблеме в целом, то хочу заострить внимание на одном важном её аспекте, из-за которого нередко формируется заблуждение не только в обществе целом, но у определённой части депутатов, причём разных уровней. Вот 2-ой созыв городского Совета нередко со стороны местной Администрации подвергался критике: дескать, мы на сессиях много дискутируем и, в конечном итоге, не всегда сразу принимаем предложенные ею решения, отправляя их на доработку. Сами факты соответствуют действительности, только охарактеризовать их таким образом – «много дискутируете» – категорически недопустимо. И я даже не беру в расчёт причины таких депутатских «дискуссий» (хотя они кроются именно в некачественной подготовке документов, предлагавшихся нам на утверждение), а просто сама постановка вопроса неприемлема. Кто-то считает, что исполнительная власть значимее законодательной, и от этого у этих «кто-то» появляется «чувство начальников» по отношению к депутатам, должными, по мнению первых, быть в качестве «их подчинённых». Это – полное заблуждение, иногда порождающее абсурдные конфузы и ненужные трения сторон!
- Если позволите, я добавлю к этому ещё и немаловажный для меня этический аспект доверия к властям: все без исключения депутаты избраны народом, а в административном аппарате таковым является только глава.
- Вот именно. Комментарий, как говорится, излишен.
- Татьяна, от личностей – к делу общему: каково Ваше мнение о 131-ом законе о «Местном самоуправлении», в результате которого, кстати сказать, появился городской (равно, как и сельские) Совет депутатов, в целом. Имеет ли прописанный в нём регламент распределения полномочий действительные преимущества перед тем административным устройством, что было до такого конкретного разделения обязанностей и ответственности?
- В целом, я считаю, он задуман правильно и логично и перед существовавшей до него властной системой имеет неоспоримые преимущества. Полномочия принимать серьёзные решения по вопросам местным должны быть у органов местного самоуправления, находящихся непосредственно на этих самых местах и учитывающих особенности своих территории и населения (извините за невольную тавтологию). Но: одно дело – Закон, написанный на бумаге, другое – воплотить его на практике. Для этого необходим высокопрофессиональный административный аппарат и мощный, независимый и не менее профессиональный депутатский корпус. Я сейчас не говорю о частностях (Темрюке или районе), но насколько это в принципе возможно в любой глубокой провинции? – тема для отдельного обсуждения.
- А я позволю себе частный пример, посредством которого сформулирую следующий вопрос. Наша Таманская земля имеет, казалось бы, всё: порты, самое развитое в стране виноделие, курорты. И вот причиной того, что в таком богатейшем районе уровень зарплат, а значит, и жизни, ниже, чем в Анапе или Новороссийске, не является ли та самая кадровая проблема, бич которой заключается ни сколько в не квалифицированности административного аппарата и депутатского корпуса, сколько в той безропотности, что невольно возникает у провинциальных чиновников и избранников народа, оставшихся «благодаря» 131-му закону без федеральной правовой поддержки один на один с крупным бизнесом (и портовым, и винодельческим), корни которого уходят если не в Москву, то, как минимум, в Краснодар? Сегодня, например, это особенно наглядно на фоне обнародованного решения о строительстве в посёлке Волне завода компании «Уралхим». Я почему-то с большой долей вероятности уверен, что если бы всё-таки, в рамках игры в демократию «спросили» мнение народа в лице местных властей, то оказалось бы, что таманцы «только и мечтают» об этом комбинате (хотя лично я к таким проектам отношусь исключительно положительно, но многим это не по душе, и данное обстоятельство, как мне кажется, необходимо учитывать).
- Как любое правило имеет свои исключения, так и у любого закона существуют некоторые издержки. Ни районные, ни поселенческие власти действительно не в состоянии противостоять решениям, принятым на уровне края и выше, согласно которым в муниципалитеты входят крупные коммерческие компании, которые в местные бюджеты платят гроши, не способные покрыть элементарные расходы на их «содержание» в районе. Но обязать эти фирмы чувствовать себя здесь полноправными ответственными субъектами (а не гостями), исполняющими свои социальные обязательства и участвующими в разностороннем развитии территории, вполне под силу. Но для того чтобы это носило форму не разовых копеечных подачек, как это происходит сейчас, а запланированных программ, обеспеченных финансированием, местной власти нужно, действительно, проявлять определённую жёсткость, чего мы, я с Вами согласна, не видим. Так что дело не в законе, а в людях, его представляющих.
- Ну и последнее о депутатах, как институте власти: существует ли какая-то, что называется, «депутатская неприкосновенность» на поселенческом уровне?
- Привлечение к уголовной ответственности депутата может случиться только по решению Совета после того, как в него (Совет) поступит обоснованное заявление из следственных органов. Неприкосновенностью назвать это громко.
- А если депутаты не «дадут добро» на возбуждение дела?
- Тогда правоохранители правомочны со своим запросом обратиться в вышестоящий орган: в данном случае – Совет районных депутатов.
- На Вашей памяти такие ситуации возникали?
- Нет.
- Татьяна, следующий этап нашего разговора я хочу посвятить животрепещущим проблемам Темрюка, которые в городе на слуху, и начать предлагаю с самой, наверное, сегодня злободневной – наступающей зиме. Точнее сказать, к теме «Тепловых сетей». Я понимаю, что это предприятие стоит на балансе района, а не города, но просто, мне кажется, что Вы – одна из самых компетентных в этом вопросе публичных людей…
- Спасибо за такую оценку… Если ещё пару лет назад можно было сказать, что развитие событий в вопросе «Тепловых сетей» движется в неправильном направлении, то сегодня нужно признать, что оно уже окончательно зашло в тупик. Когда вступил в силу 131 закон, то район должен был передать имущество этого предприятия для исполнения полномочий городу. У «Тепловых сетей» на тот момент была кредиторская задолженность в размере 20 млн. рублей, но при определённом реформировании ситуацию можно было исправить, что и предлагал сделать Совет депутатов (1-го созыва). Но этого не произошло. За это время долги только увеличивались, дойдя до сегодняшних почти 300 миллионов, а не модернизировавшаяся инфраструктура пришла в окончательный упадок. Разговоры о поиске покупателя на нынешние «Тепловые сети» с их долгами и требуемыми дальнейшими инвестициями (которые по некоторым оценкам составят не менее полумиллиарда рублей), лично мне кажутся утопическими. Сегодня районные власти, очередной раз подключив весь свой административный ресурс, вымолили обещание «Краснодаррегионгаза» о том, что, несмотря на огромную перед ними задолженность, те не оставят зимой Таманскую землю без газа, но это же не может продолжаться вечно. Для дальнейшего, как минимум, не усугубления ситуации требуются принципиально другие меры.
- Они хотя бы в теории существуют?
- Ну мы же, слава Богу, не в военное время живём.
- И как лично Вы видите решение этого вопроса?
- Я, как депутат городского Совета, вольна предлагать лишь то, что касается непосредственно Темрюка, и в этих рамках считаю, что неизбежно создание своих городских «Тепловых сетей», тем более что этого требует 131-ый закон. Сегодня, когда принято решение о банкротстве существующего предприятия, у Администрации Темрюка в скором будущем, скорее всего, появится возможность приобрести определённые активы нынешних «Тепловых сетей» по «с молотка» ценам. К числу таких активов я отношу лишь котельные и теплотрассы (всё остальное имущество – совершенно ни к чему). Безусловно, они потребуют основательных ремонтных работ, а в некоторых случаях – и замены. Но такой фундамент для закладки нового предприятия (которое, во-первых, будет принадлежать городу, а не району, а во-вторых, как юридическое лицо начнёт свою деятельность с чистого листа без каких-либо долгов), несмотря на определённые затраты, просто необходим. Тем более что такие расходы будут несопоставимо меньше, чем покупка того, что есть в «готовом» виде, как сегодня предлагает сделать районная Администрация.
- Допустим, что всё будет так, как Вы предлагаете. Способна ли такая пертурбация гарантировать, что вопросы с теплоснабжением в Темрюке будут не только закрыты раз и навсегда, но и жители многоэтажных домов по причинам случившегося ремонта могут надеяться на пересмотр тарифов на тепло и горячую воду (имею в виду, конечно же, в меньшую сторону). Интересуюсь, кстати, не только как журналист, но и местный человек, потому как понимаю, что деньги на озвученный Вами проект городу придётся занимать у инвестиционных компаний, а это – проценты и всё, что из этого вытекает.
- Закрыть вопрос с теплоснабжением окончательно и бесповоротно, пока существует ход времени, невозможно в принципе. Всегда будут текущие проблемы и необходимость дальнейшего развития предприятия. Но глобальный вопрос, который в последние годы буквально ужасает жителей города в начале осени: «Как мы будем зимовать?», уверена, возникать перестанет. Что же касается понижения тарифа, то, на мой взгляд, это вполне логично, а значит, возможно, хотя говорить об этом с уверенностью – рано.
- Кто в озвученном Вами проекте войдёт в состав учредителей такого предприятия, и насколько эта процедура будет прозрачной? Не может ли так случиться, что реальными, а не номинальными, хозяевами муниципальных «Тепловых сетей» окажутся члены семей власть имущих ныне местных господ и дам?
- Нет, это исключено. Форма собственности у такой организации может быть одной из 2-х: муниципальная или совместная. В первом случае учредителем станет Администрация города, и тут – всё понятно. Во втором – одним из соучредителей выступит коммерческая компания (возможно, не одна). В любом варианте утверждаться состав учредителей будет на городском Совете, так что прозрачность будет полнейшая.
- А кто будет входить в состав учредителей частной компании или может там появиться позже, после соблюдения всех формальностей, – останется за скобками процесса?
- Это, конечно, так, но частник вправе сам решать, кто у него в учредителях. Деньги-то он будет вкладывать свои.
- С этим можно было бы безоговорочно согласиться, если бы речь не шла о потенциальном приобретении по факту дорогостоящих активов ныне разорившихся «Тепловых сетей» за «шапку сухарей».
- В свою очередь, я могла бы безоговорочно согласиться с Вашим очевидным намёком на возможную коррупционную составляющую, но выбор такой частной фирмы для долевого участия в проекте «Городские «Тепловые сети» будет проходить посредством тендера, в котором смогут принять участие все желающие.
- Продолжить тему ЖКХ я хочу вопросом о ещё одной «громкой» организации, которая принадлежит непосредственно городу, – «Водоканале». Как известно, совсем недавно был уволен его директор Геннадий Козлов. С чем это связано? Ведь совсем недавно до этого события (я бы даже сказал: «накануне») одна районная газета посвятила его деятельности цикл интервью с ним, где в красках было описано, что, несмотря на определённые трудности, на предприятии всё очень неплохо.
- Хотя истинное положение дел на «Водоканале» не так уж и безоблачно, но увольнение Геннадия Анатольевича не кажется мне очевидным. Да, у предприятия существуют определённые трудности (а у кого их нет; в случае с «Водоканалом» необходимо учитывать ещё и доставшееся ему «наследство»), но со всеми своими прямыми обязанностями и социальными обязательствами оно справлялось, а главное: не регрессировало. Но глава города, которому эта организация подчинена непосредственно, сделал, как посчитал нужным и правильным, а перед депутатами в таком случае он отчитываться не должен.
- Закончить общую тему воды и тепла хочу вопросом об одном уже несуществующем предприятии, которое было связано с двумя обсуждаемыми нами стихиями – газом и водой – непосредственно, – городской баней. Как можно предположить, её выкупили, снесли и собираются что-то строить?
- О том, кто стал новым собственником – если Вы это имеете в виду, – считаю, распространяться через газету не совсем этично; могу лишь сказать, что это – один из известных в городе предпринимателей. Насколько я знаю, он ещё не определился с тем, что там будет возводить: жилой многоэтажный дом или здание коммерческой направленности.
- А вот в аспекте острейшей сегодня темы теплоснабжения: почему городские власти, продавшие этот объект, не взяли во внимание то обстоятельство, что не так давно (по существующим нормативным меркам) в принадлежащей бане котельной был за государственный счёт произведён капитальный ремонт и установлено новое оборудование, и что имели место реальные предложения от представителей бизнеса её (котельную) отдельно купить, провести своими силами и средствами от неё в ближайшие пятиэтажки соответствующие коммуникации и обеспечить эти дома теплом по ценам, ниже существующих?
- Городская Администрация, по непонятным для меня причинам, действительно проигнорировала такую возможность, которая, кстати сказать, позволяла избавиться от определённой части проблем с теплоснабжением в Темрюке, но этот вопрос – не в компетенции депутатского корпуса.
- Татьяна, мы с Вами уже упомянули тему строительства, и я хочу её продолжить. Не надо быть специалистом, чтобы понимать, что на территориях бывших городских кинотеатров – «Юбилейного» и «Спартака» – идут строительные работы. Что будет на их местах?
- Торговые комплексы.
- Опять торговые комплексы?!! Мне порой кажется, что если бы Ильф и Петров жили бы в наше время, то первый абзац «12-ти стульев», звучал несколько по-другому – примерно, так: «В уездном городе Т было так много торговых и офисных центров, бюро похоронных процессий и бродячих собак, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы прибарахлиться, взять непонятно для чего в аренду офис с зеркальным витражным окном и открывающимся из него видом на завалившийся в частном соседнем дворе уличный нужник, подвергнуться нападкам стаи освирепевших домашних (по своей сути) животных и сразу же умереть».
- Занятная аналогия. Она имеет продолжение?
- Совсем короткое: «Однако по причине дурной славы местного роддома люди предпочитали в городе Т совсем не рождаться»… А если говорить серьёзно: как Вы считаете, не много ли для нашего города торговых комплексов, тем более, что их количество не переходит в такое долгожданное жителями качество: из-за конкуренции цены-то на товары не снижаются (я не имею в виду общее нынешнее подорожание, связанное с обесцениванием рубля)?
- От того, что я, подобно Вам, считаю это не совсем нормальным, ничего не может поменяться. Места эти выкупленные, и их хозяева, получившие официальные разрешения на строительства, возводят там то, что считают нужным.
- А как же понятие «архитектурный облик»? Ведь это всё-таки – центр города.
- К таким случаям, когда участки продаются с аукционов, это не применимо. Отчасти, мы должны быть даже благодарны, что на местах старых непривлекательных и ненужных построек появятся современные здания, а уж какого они назначения – дело хозяев.
- Хорошо, с собственниками понятно. А как быть с арендаторами? В парковой зоне – между школой искусств и проезжей частью улицы Розы Люксембург, идёт строительство кафе. Как я понимаю, это здание будет иметь совсем не универсальный вид, да и место там такое, что кроме заведений подобной направленности ничего строить нелогично. А если бизнес не пойдёт? Что будет после окончания срока аренды? Архитектурный памятник «Макдональдсу» провинциального разлива?
- Сегодня там де-юре ничего не строится, но если об этом говорить, то начать стоит с законности этого проекта в принципе. Например, согласно действующему законодательству строить что-либо на территории, находящейся на расстоянии не менее 50-ти метров от памятника (в нашем случае Ленину), запрещено. Кроме того, процент застройки от площади участка не должен превышать 60%, тогда как на остальных 40% должны присутствовать парковые насаждения – в представленном в своё время проекте эти пропорции соблюдены не были. Ввиду всего этого в сентябре разрешение на строительство этого объекта было отозвано, и сегодня там ведутся работы по выполнению технических условий.
- Кто этим занимается?
- Те, кто планирует после их завершения вновь получить разрешение на строительство.
- В аспекте выше сказанного такое возможно?
- Поживём – увидим.
- А что так взбудоражило городскую общественность по случаю вырубки деревьев платанов на месте возможного там строительства?
- Не могу сказать за всех, кого возмутило это деяние, а сама я сочла это актом вандализма. Моя позиция по этому вопросу озвучена таким, а не иначе, определением, потому что я очень хорошо знаю историю появления этих деревьев в том месте. А она, если говорить вкратце, такова. После печально известного наводнения 1969-го года центр города приобрёл тот самый внешний облик, который имеет сейчас. Он был застроен 5-тиэтажными домами, но вот присущей южным городкам зелени не было ни в виде цветников и кустарников, ни деревьев. Были разного рода попытки это исправить, но как-то дело не ладилось. И вот в 1981-ом году, когда районом руководили упомянутые уже сегодня Виктор Солошенко и Александр Куемжиев, решили, несмотря на определённый скепсис «знающих» товарищей, попробовать высадить благородные платаны. Чтобы не экспериментировать на главной улице, определили пробное место именно там, где их недавно спилили. Для закладки платанов, которые в последствие всё-таки прижились, был организован субботник, в котором приняли участие все уважаемые и известные люди нашего города того времени, включая первых лиц райисполкома и райкома. В итоге, образовалась аллея, которая для старшего поколения темрючан являлась символом больших и качественных перемен в облике нашего города. А те люди, кто высаживали там деревья – многие из которых позже стали почётными гражданами Темрюкского района – в течение долгих лет самостоятельно ухаживали за своими детищами, словно одушевлёнными.
И вот сейчас этот символ уничтожили. Такое бесчинство было бы непростительно даже в условиях действительной необходимости (например, что эти насаждения бы мешали газифицировать город), но в данной ситуации, когда кому-то всего-навсего захотелось там построить фастфуд, это не укладывается ни в какие рамки. И обвинять в этом застройщика, на мой взгляд, неправильно. В ответе за это бесчинство те, кто дал такое разрешение и на строительство, и на вырубку деревьев – городская Администрация.
- В продолжение темы неоднозначно воспринятых горожанами построек. За какие средства в Темрюке появился «поющий» фонтан на центральной площади?
- Не за деньги из городского бюджета точно, и даже не из районного. Это – подарок нашему городу, построенный за счёт крупных предпринимателей.
- Татьяна, очень интересно узнать Ваше мнение о до неприличия затянувшейся эпопее со строительством и сдачей в эксплуатацию спорткомплекса в Правобережном.
- Его возведение в том виде, в котором он существует ныне, на мой взгляд, изначально было ошибкой. Сама идея, инициатором которой выступила партия «Единая Россия» в рамках своей программы по строительству общедоступных спортивных сооружений в Краснодарском крае, была замечательной, но её воплощение приняло совершенно непрактическую форму. Тот купол, которым этот спорткомплекс крыт, не годится для фундаментальных построек в принципе, а предназначен для передвижных быстровозводимых и также разбираемых зданий, на манер шапито, куда люди приходят на представление артистов один раз в сто лет на пару часов. Отсюда (хотя это – лишь одна из причин) и такая катавасия: и со строительством данного «супер-инновационного» помещения, и, как результат, невозможностью его эксплуатации.
- Какой-то же выход должен быть?
- Не исключаю, что в данном случае его может и не быть… Вам приходилось бывать в спортзале этого комплекса в момент, когда там работает система, обеспечивающая рабочее положение этой крыши?
- Приходилось.
- И как впечатления?
- Очень специфические со знаком «минус», я бы даже сказал, что ощущал физический дискомфорт. Своих детей в спортивную секцию я бы туда точно не отдал.
- Вот видите. А, кроме того, срок эксплуатации даже этой, непредназначенной крыши через 2 года закончится. Так что, как мне кажется, теоретический выход только один – поменять кровлю в спорткомплексе на классическую. Но насколько способен её выдержать фундамент, изначально рассчитанный на то, что создаваемое внутри помещения давление (от которого, кстати, у Вас и был дискомфорт) будет как бы выдавливать этот купол наружу, большой вопрос. И ответить на него способна только технологическая экспертиза.
- А если она посчитает, что фундамент, даже после его возможного укрепления, не годится для крыши из металла и дерева? Что тогда?
- Что бывает, когда здание не нужно? Кроме того, мы оговорили только проблему техническую, а ведь есть ещё и финансовая: где взять на всё это деньги? Если бы этот вопрос так легко можно было решить, как кажется некоторым, то этот спорткомплекс давно бы уже функционировал.
- Кроме укрепления фундамента для решения подобных вопросов существует вариант монтажа крыши на колонны, которые возводятся по всему внешнему периметру здания. Такой метод не рассматривается?
- Для этого необходим нетиповой индивидуальный расчет проектного института, который будет нести полную ответственность за подобный документ. Вы можете себе представить, сколько это будет стоить?
- Неужели Вы и вправду допускаете мысль о возможном сносе этого спорткомплекса?
- Ну, как памятник зодчеству он в виде без кровельного «Правобережного Колизея» городу точно не нужен. А микрорайон тот динамично развивается, земли там – в цене, так что исключать подобное развитие событий было бы лукавством.
- Татьяна, мой последний вопрос о фундаментальных объектах: больше месяца назад на памятнике Ленину в сквере, о котором Вы сегодня касательно вспоминали, какой-то ублюдок (по-другому назвать этого человека я не могу) написал краской ругательное слово, которое до сих пор никто не закрасил. Кроме того, монумент сам по себе явно нуждается в косметическом освежении, а учитывая, что он находится на таком видном месте в центре города, необходимость такая, как мне кажется, кратно возрастает. Кто занимается этими вопросами и почему таким не должным образом?
- Ответственность за уход за этим памятником несёт городская Администрация. Я, честно сказать, достаточно давно (минимум, месяц назад) об этом ЧП слышала, но думала, что там оперативно всё привели в порядок.
- Ещё сегодня утром (28-го ноября, прим. автора) надпись «красовалась».
- Такое бездействие со стороны местной власти совершенно недопустимо! На ближайшей сессии горсовета я обязательно подниму этот вопрос.
- Я выше, хоть и в шуточной форме, затронул тему бездомных собак, рыщущих стаями в самом центре города и создающих реальную угрозу здоровью населения. Кто-то полномочен положить этому разгулу конец?
- Это, действительно, серьёзная проблема! Новый соответствующий закон запретил этих животных отстреливать и усыплять. Теперь их должно отлавливать и отвозить в специальные приёмники, 1 день содержания в которых обходится дороже, чем положено больному человеку в больничном стационаре. Денег у города на это, как и необходимых мест для содержания собак, конечно же, нет, так что выход из положения я пока не вижу.
- Татьяна, на темы, связанные с городом, говорить с Вами можно, наверное, бесконечно, но, к сожалению, у нас существует определённый формат, за рамки которого мы сегодня итак значительно вышли. Поэтому я вынужден перейти к завершающей части нашей встречи, где принято беседовать о делах личных. Предлагаю традиционно начать с семьи.
- Муж мой вот уже 14 лет как ушёл из жизни. Сын Александр живёт в Краснодаре, занимается бизнесом. У меня – четверо внуков. Старшая внучка Александра в этом году поступила во ВГИК, будет режиссёром-мультипликатором.
- Чем-то увлекаетесь на уровне хобби?
- Если можно так сказать о путешествиях, то – да. Мечтаю таким образом побывать на Байкале.
- Готовить любите?
- Очень.
- А фирменное блюдо у Вас есть?
- Блины во всех их видах. Мои внуки говорят, что очень жаль, что не проходят соревнования по выпечке блинов.
- Какие фильмы любите смотреть?
- Исторические.
- В кинотеатр ходите?
- Да, с внуками.
- Я слышал, что у Вас есть любимая еженедельная субботняя телепередача, которую Вы стараетесь не пропускать…
- Это – «Умники и умницы» на первом канале. Я получаю моральное удовольствие от того, какие у нас грамотные и образованные молодые люди!
- Что читать предпочитаете?
- Как и кино – исторические произведения.
- А любимый писатель кто?
- Валентин Пикуль.
- Татьяна, следующий вопрос ещё ни разу не звучал в нашей рубрике – не было повода, – но Вам, я думаю, его задать вполне уместно: кто из исторических и современных политиков и/или общественных деятелей Вам симпатичен?
- Из исторических персон я бы выделила последнего российского канцлера Александра Михайловича Горчакова и Петра Аркадьевича Столыпина, а из современных – нашего нынешнего президента Владимира Владимировича Путина, министра иностранных дел РФ Сергея Викторовича Лавровова и бывшего премьер-министра Евгения Максимовича Примакова.
- Отвечать на мой последний сегодняшний вопрос Вам, возможно, покажется нескромным, но я его всё-таки задам: как Вы считаете: Вам, столько лет проработавшей на ответственных должностях, есть, чем особенно гордится?
- Я, готовясь к нашей встрече, перелистала свои, без преувеличения – множественные, поздравительные грамоты и письма за вклад в развитие Темрюка и района, но говорить о себе в форме их перечисления, действительно, нескромно. Но вот 2 факта всё же позволю выделить отдельно. Первый: я была активнейшим инициатором строительства школы в посёлке Пересыпи в середине 90-х годов прошлого века, что от начала и до конца, включая её (школы) оснащение, профинансировала компания «Сибнефтегазпереработка». Кроме того, в ходе работ случился очень неприятный казус: когда уже был готов фундамент, выяснилось, что здание, согласно нормативам, должно находиться на 50 метров в глубину дальше от автотрассы, чем там, где его начали строить. Руководство «Сибнефтегазпереработки», узнав о таком непростительном головотяпстве со стороны контролировавших ход строительства организаций, решило свернуть финансирование, но после долгих переговоров, в которых я выступала главным парламентарием со стороны нашего района, всё же смягчилось и, несмотря на понесённые уже убытки, возвело здание в указанном месте.
И второе. 5-тиэтажный дом «врачей и учителей», который находится возле больницы, начинал строить рыбколхоз «Труженик моря» для своих работников и дошёл до уровня 2-го этажа. Тогда в районе была острая нехватка медицинского состава, и для того, чтобы привлечь в район специалистов, нужно было предлагать им жильё. В этой связи местные власти обратились к руководству рыбколхоза о передаче начатого строительства в собственность района. Те были в принципе не против, но нужно было согласовать этот вопрос с министерством рыбной промышленности, куда меня от нашей районной Администрации и делегировали. В то время только завершилось печально известное на весь СССР «рыбное дело», и излишняя осторожность чиновников грозила такой договорённости не состояться. Но, в конечном итоге, я добилась необходимого разрешения, причём безвозмездно, и наш район в 1984-ом году, достроив этот дом, получил возможность приглашать на работу квалифицированные медицинские, а заодно и преподавательские, кадры.
- Татьяна, большое спасибо, что нашли время пообщаться и так много интересного рассказать!
- И Вам спасибо за этот разговор, за Ваш стиль и подачу материала. Ваша газета поднимает действительные проблемы по вопросам жизни города и района, освещая их независимо и объективно. Желаю вашему коллективу творческих успехов!
- Спасибо!

Беседовал Дмитрий ДОВГАЛЬ

Просмотров: 686

Комментарии

Комментариев нет

Оставить свой комментарий

Имя
Эл. почта
Текст комментария
Введите код с картинки:
картинка

© www.rche.ru