Александр БЕЛЯКОВ: «Ответственности в должности мэра куда как больше, чем престижа…» - Новости Темрюкского района

Новости Темрюкского района » Гость без галстука

Александр БЕЛЯКОВ: «Ответственности в должности мэра куда как больше, чем престижа…»

Дата: 18-5-2014

Уважаемые читатели!

Мы продолжаем нашу новую рубрику, в рамках которой встречаемся с яркими и интересными людьми нашего города и района и обсуждаем с ними их профессиональную деятельность и позволительные факты из личной жизни. И сегодня гость «ТАМАНСКОГО ВЕСТНИКА» – человек, к кому интерес в нашем обществе высок вдвойне: общий – связанный с его военно-морским прошлым и нынешней гражданской должностью, и особый – ввиду того, что он был самым молодым главой нашего города (хоть и И.О.) – директор филиала Астраханского университета Александр Анатольевич БЕЛЯКОВ.

(Напоминаем, что ко всем нашим гостям этой рубрики мы обращаемся без отчества.)

- Александр, давайте логично нашу беседу начнём со школьных лет. Расскажите вкратце о том периоде Вашей жизни. Он прошёл в Темрюке?

- На самом деле, хоть я и считаю себя коренным жителем нашего города, но, справедливости ради – местом моего появления на свет является небольшой посёлок в Тульской области. Просто именно в год моего рождения мои родители – темрючане –находились там по распределению института, обязательному в советские времена.

Вернулась моя семья в родные края, когда мне было три года. Темрюкский детский сад «Солнышко», средняя школа №2 – всё это моё детство и отрочество. Школьный этап своей жизни, как, наверное, и большинство людей, вспоминаю только с добротой и теплотой, тем более что учёба мне всегда давалась легко, и в моём аттестате, кроме пятерок, было только две четвёрки.

Где и какое Вы получали высшее образование?

- После окончания школы в 1990 году я поступил в Черноморское высшее военно-морское училище имени П.С.Нахимова в городе Севастополе. Там уже учился мой старший брат, и потому выбор был, можно сказать, предопределён. Это время вспоминаю особенно трепетно. Ведь Нахимовское училище имеет великую многолетнюю историю! В нём воспитано не одно поколение военных, чьи имена ассоциируются в общемировом человеческом сознании с понятием «настоящий русский офицер», которому присущи истинная честь, порядочность, преданность своему Отечеству. Даже сам город для меня до сих пор остаётся самым значимым, что ли. В нем есть какая-то магия, которая не поддается моему объяснению и по сей день! Когда я слышу, что Севастополь – «город русской боевой славы», то, в отличие от некоторых, не считаю это пафосом, который иногда используется в речи для «красного словца». Невозможно описать, почему я это так чувствую, но те, кто бывал в этом городе, меня, уверен, поймут.

- Вы с таким достоинством и одновременно проникновением сейчас об этом городе рассказали, что у меня аж мурашки по коже пошли! Особенно в свете совсем недавних политических событий возвращения Севастополя в исторически родное лоно…

- Раз уж Вы вспомнили о свершившемся в апреле факте исторической справедливости, то я, как непосредственный участник событий отсоединения и Крыма, и Севастополя от России, могу «из первых уст» рассказать о том, как происходила смена гражданства Нахимовского морского училища. Если, конечно, интересно.

- Очень интересно!

- На самом деле всё это было довольно буднично, но так как я при этом присутствовал, то для меня это на всю жизнь запомнилось как одно из самых заметных событий. Произошло оно летом 1992 года (это было первое после распада СССР и перехода Крыма в состав Украины лето). Все курсанты училища, кроме нашей роты, находились тогда в отпусках – на студенческих каникулах, если говорить гражданским языком. А мы остались для естественного обеспечения жизнедеятельности училища и нового набора, только зачисленного в состав и ещё не принявшего присягу. Рота почти полным составом работала в колхозах, запасая училище овощами на зиму, а нас, человек 10, осталось в караулах на территории.

Был обычный летний день – жаркий и спокойный. Мы сидели в курилке перед главным плацем, когда внезапно объявили построение курсантов. Как оказалось, приехали из Киева большие «шишки». Я был одним из тех, кого построение не касалось, и вместе с несколькими моими сослуживцами, находясь в непосредственной близости от происходящего, волей случая стал свидетелем того, как начальнику нашего училища объявляли о закрытии учебного заведения и передачу его в ведение Украины. Первый и последний раз за годы службы я видел на лице адмирала ярость и беспомощность одновременно. Он один со вчерашними школьниками, ничего не понимающими (как и мы, в том числе), стоял перед этой, не побоюсь выразиться, волчьей стаей, и ничего не мог поделать…

Лишь спустя годы я понял, что это был локальный политический бой, который Россия тогда проиграла. Всё было грамотно продумано для «захвата» объекта, который являлся военной структурой России. Было выбрано время, когда на территории не было никого, для того, чтобы дать отпор. Именно физический отпор, а, учитывая качества наших офицеров, такой сценарий был вполне возможен.

- Я не люблю рассуждать в сослагательном наклонении, но, может быть, это и к лучшему – ведь могла пролиться кровь, в том числе, как Вы сказали, вчерашних школьников. А теперь и так всё вернулось на круги своя.

- В тот момент такое развитие вряд ли было возможно. Украинские представители приехали в небольшом количестве офицерским составом и, уверен, ретировались бы сразу.

- А с одноклассниками-сослуживцами поддерживаете отношения?

- Последний раз мы созванивались и встречались прошлой осенью. Была 20-я годовщина, как нас, курсантов Севастопольского Нахимовского училища, политики раскидали по разным странам. Лично для меня итогом этого периода биографии был перевод вместе со всеми россиянами в училища на территории России весной 1993-го года, в результате чего я в 1995-ом году окончил Калининградское высшее военно-морское училище. Там, кстати, – Вы же, я знаю, всё равно спросите – я познакомился со своей будущей супругой.

Но у всех тех, кому из нас, нахимовцев, удалось прошлой осенью встретиться, не было и намека на барьеры между нашими государствами. Некоторые уже дослужились до высоких чинов и званий, и я искренне за них рад. Саша Машинецкий, например, в России командовал большим противолодочным кораблём, а Дима Шакуро в прошлом году был начальником штаба ВМС Украины и получил звание контр-адмирала. Есть, к сожалению, и потери в нашей роте. Так, Дима Репников геройски погиб на всемирно печально известной АПЛ «Курск».

- Александр, а Вам самому по этому профилю пришлось поработать?

- Конечно, ведь долг Родине – святое. Служить меня распределили в морские части пограничных войск Новороссийска командиром артиллерийской боевой части корабля 2-го ранга. Было и тяжело, и интересно. Офицерский состав подобрался дружный, поэтому знания и практические умения я черпал сполна. Кроме того, обстановка в эти годы обуславливалась конфликтами в Чечне и Абхазии. Наши участки ответственности распространялись до Грузии, и нам всё время приходилось ощущать неспокойную обстановку в регионе. До применения оружия, к счастью, не доходило, но по боевой тревоге дежурить доводилось регулярно.

Потом мне поступило предложение перевестись в родной Темрюкский дивизион командиром пограничного катера 2-го ранга. Отказываться не стал. Помимо роста карьерного на своей малой родине предоставлялась возможность решить «квартирный вопрос». Здесь, считаю, у меня начали открываться глаза на непонятные доселе вещи, и, в конце концов, это привело к увольнению по собственному желанию с выслугой в 10 лет и 2 месяца.

- Что Вы имеете в виду, говоря «начали открываться глаза на непонятные доселе вещи»?

- Некоторые приказы сверху были контрпродуктивны, и за этим, совершенно очевидно, стоял чей-то злой умысел. Если такие случаи предавались огласке или были предметом заинтересованности соответствующих органов, то всегда находился стрелочник в лице представителя младшего офицерского состава, и на этом всё заканчивалось. Но я-то прекрасно видел, что это были лишь козлы отпущения, а настоящие виновники или покровители всегда оставались в стороне.

- От негатива – к позитиву: флот, как известно, богат своими интересными историями, а потому, может, и мы завершим тему этого Вашего периода жизни каким-нибудь забавным случаем? Тем более что у Вас, я знаю, в арсенале есть такая история, которую по уровню её участников, попавших в анекдотичную ситуацию, по праву можно считать 2-ой в рейтинге нашего района после приключений команды  Жака Ива Кусто на Кубанской устьевой станции в начале 90-х годов, а по их (участников этой истории) социальному положению так даже и на 1-ом…

- Флотская жизнь, конечно, полна специфического юмора, который помогает любому моряку пережить тяготы и лишения, связанные со службой. Мы тому не исключение. Но раз интересна именно упомянутая Вами история, то – пожалуйста, хотя она и не особо смешная, а больше, как говорится, с дёгтем. Но должен же и у меня, как у любого нормального человека, быть свой «скелет в шкафу»…

Как-то мне досталась почётная обязанность представлять охраняемый участок нашего дивизиона новому командующему морскими силами погранвойск России. Задача была – доставить его в Приморско-Ахтарск и вернуть обратно в Темрюк. Уложиться должны были в светлое время суток, но на деле всё пошло не по плану. Командующий и сопровождающие лица, командиры различных уровней и рангов, прибыли к нам только после обеда и неожиданно для меня погрузились на мой катер в полном составе…

Расчёт времени теоретически позволял наверстать график на обратном пути, но в Приморско-Ахтарске комиссия значительно задержалась, и обратно мы выходили уже под вечер. Попытка ускориться и пойти полным ходом не удалась – один из двух двигателей вышел из строя. Вдобавок к этому нерадостному обстоятельству усилился ветер, осложнив и замедлив скорость нашего передвижения…

На мостике один за другим стали появляться старшие офицеры с указаниями и пожеланиями, хотя на флоте существует безоговорочная аксиома, согласно которой в управлении своим кораблём командир никому не подчиняется. Меня сложившаяся ситуация, конечно, напрягала, но возраст и воспитание не позволяли мне использовать своё право отправить начальников… «вдаль». В итоге, к Темрюку подходили около полуночи. Учитывая несовершенство РЛС (радиолокационных станций), низкий берег и неопытность команды, катер был «благополучно» посажен на мель со всем командным составом морскими силами погранвойск страны!!! Да… тогда я узнал столько новых русских слов и словосочетаний, которым, думаю, позавидовали бы и Даль, и Ожегов. И всё и это продолжалось почти 2 дня, пока нас снимали с отмели.

Результаты этой эпопеи были таковы. Никто не пострадал, в том числе и катер – корпус только почистился об нашу ракушку. Снимали его буксирами и сразу отправили на судоремонтный завод для починки двигателя. Я получил свое дисциплинарное взыскание и незабываемый опыт общения с начальниками, после которого спокойно отношусь к всевозможным истерикам руководства. Моряки-срочники набрались хорошего опыта, в том числе жизненного. А один из них, наш земляк, был даже удостоен государственной награды «Медаль Ушакова» за личное мужество и отвагу в данной ситуации: ему пришлось прыгать в ночное бушующее море с буксировочным тросом и метров сто тащить его к буксирам на глубину.

- Действительно, случай (по истечению времени) забавный… Предлагаю вернутся к серьёзному: как и где начиналась Ваша гражданская карьера?

- Она началась далеко не сразу после моего увольнения в запас. Первые почти 4 года я зарабатывал деньги, что называется, на вольных хлебах. Ни физический труд, ни самая простая работа меня никогда не смущали – тем более, когда речь шла о том, что нужно кормить семью – поэтому и барменом пришлось постоять, и «баранку» покрутить. А в 2002-ом году мне предложили работу в государственном учреждении – филиале Ейского техникума, недавно образованном в нашем городе, – и я им воспользовался. Начинал в качестве заместителя директора по АХЧ, потом стал директором и с 2003 года и по сей день, с некоторыми перерывами, возглавляю это учебное заведение.

- Относитесь к своей работе исключительно профессионально или находите в ней какую-то моральную сторону?

- Есть определённое удовлетворение в том, что на твоих глазах и при твоём непосредственном участии школьники становятся взрослыми и делают шаги в большую жизнь.

- Так надо понимать, для того чтобы занять свою нынешнюю должность Вы сами где-то ещё отучились?

- Не сказать, что именно для этого. Просто в определённый момент я почувствовал необходимость в юридических навыках и знаниях и в этой связи получил 2-ое высшее образование – заочно окончил Московский институт права. Более того, я продолжаю учиться и сейчас и в прошлом году поступил в аспирантуру. Чувствую, что силы у меня для этого есть, возможность – тоже, а потому надо двигаться к новым целям.

- Александр, предлагаю немного отвлечься от Вашей работы. Я знаю, что в Вашей жизни очень серьёзное место занимает спорт, особенно футбол…

- Это действительно так. С 5-го я класса я занимался футболом под наставлением Александра Лукича Ерёменко, который и сейчас ещё тренирует детей, и до сих пор пытаюсь играть на местном уровне.

- Почему «пытаюсь»?

- Потому что мой возраст не позволяет выразиться по-другому – ведь я слишком уважаю этот вид спорта. Играю я с удовольствием, но понимаю, что уже – не в основном составе. Конечно, не очень радостно это осознавать, но бегать с мячиком буду «до последнего».

Вообще, раз мы затронули роль футбола в моей жизни, то хочу сказать, что он был моим хорошим воспитателем наряду с родителями и школой. Ему отводилось огромное место в формировании моих физических и моральных качеств. То, что у меня не было проблем с физкультурой ни в школе, ни на военной службе, это понятно. А вот постоянное стремление к победе, точнее к честной победе – это тоже заслуга футбола и, конечно, тренера.

- Возможно, в определённом смысле забегу немного вперёд, но сейчас мой следующий вопрос уместен более всего: скажите, что это была за история попытки в Вашу бытность И.О. мэра создать в Темрюке детскую футбольную школу?

Началось это всё ещё за полгода до того, когда я стал И.О. Тогда в Краснодаре начал динамично развиваться одноимённый клуб – не только как команда мастеров уровня премьер-лиги, но и как детская футбольная академия с сетью филиалов по краю – то мне удалось связаться с их руководством и договориться о встрече. В тот момент меня впечатлили планы и развитие ФК «Краснодар» (да я и сейчас убеждённо восхищаюсь их действиями: клуб в данный момент имеет около 30 филиалов по краю, и это не просто группы детей – «Краснодар» осуществляет полное финансирование каждого своего филиала от экипировки и зарплаты тренеров, до возведения спортивных комплексов, как, например, в Славянске-на-Кубани. Я уже не говорю о строительстве футбольных полей, базы и шикарного стадиона в нашей краевой столице по уникальному проекту). В тот период я исполнял обязанности заместителя председателя Совета городских депутатов, что, думаю, сыграло определяющую роль в том, что при первой же нашей встрече, которая произошла в Темрюке, мы нашли понимание с руководством детской академии клуба. Этих людей заинтересовал проект организации их филиала в нашем городе, и уже на месте мы провели несколько встреч на спортивных объектах с местными тренерами. По всем вопросам были достигнуты соглашения, кромеодного: обеспечение тренерскими кадрами. Наши авторитетные воспитатели готовы были принять участие в проекте, но клуб в своей политике придерживался варианта с набором молодых тренеров, которых проще научить с нуля, чем переучивать опытных. Тем более методики тренировки «Краснодара» европейские, которые, можно сказать, кардинально отличаются от советских, что используются (хоть и в осовремененном виде) в обычных секциях, подобной нашей. А из молодых талантов мы так и не смогли тогда найти желающих. Точнее сказать, они были, но не подходили «краснодарцам»…

- Этот проект окончательно «умер»?

- Я думаю, что нет. «Краснодар» всё больше «набирает обороты», и если будет соответствующая уровню возможных отношений местная инициатива, мне кажется, вполне возможно эту тему благополучно разморозить.

- Александр, мы плавно подошли к периоду Вашей жизни, связанному с общественно-политической деятельностью. Для начала расскажите о Вашем избрании в городские депутаты.

В определённый момент моей жизни появилось желание участвовать в жизни города на другом, если можно так сказать, профессиональном уровне, и потому я принял решение баллотироваться. Предвыборную кампанию в этой связи ни в первый, ни во второй раз умышленно не проводил. Подходил с позиции того, что если жители меня знают и доверяют, то выберут и без красивых слов и улыбок с агитационных плакатов. Если же нет, то, значит, я ещё не заслужил депутатского статуса, и надо работать над этим дальше.

Первый созыв, в котором я избирался депутатом, был для меня весьма интересен и полезен. В жизнь внедрялся 131-ФЗ «О местном самоуправлении», и всё было в новинку. Здесь хотелось бы отдать должное бывшему главе Темрюка Михаилу Марковичу Боде. Его стиль работы позволял эффективно работать законодательной и исполнительной власти совместно. Такая демократичность, правда, ему доставляла проблемы именно как руководителю, но он от неё не отступал до самого конца своего пребывания на посту мэра.

Нам же, депутатскому корпусу, работать в таких условиях доставляло удовольствие. Согласитесь, что когда ты знаешь, что от твоего мнения или действий что-то зависит, это только стимулирует к работе.

- Неожиданное мнение о работе Михаила Боды. Я с ним знаком не был, но сейчас мне очень редко приходится встречать людей, вспоминающих время его пребывания на посту мэра добрым словом. К тому же вокруг его деятельности ходило много слухов о незаконных действиях…

- Я думаю, что именно его демократичный стиль и был причиной этих слухов. Никто не преследовался за свое мнение и высказывания. В Совете всегда была оппозиция, которая порой не стеснялась в выражениях, обвинениях, и у главы города хватало мудрости находить компромисс почти во всех спорах, доказывая свою правоту или соглашаясь с мнением оппонентов.

А по поводу незаконности я не буду оригинален. У нас достаточно правоохранителей, которые за этот период ничего не доказали, и, соответственно, не вынесли ни один приговор. Значит, как я понимаю, он не был ни в чём таком виновен.

- В этом, безусловно, присутствует логика… Александр, а почему Вы сложили депутатских полномочий в начале 2-го срока?

- Это было юридически необходимо. Для того чтобы исполнять обязанности главы города – что было мне предложено в марте  2011-го года – я был формально принят на должность его заместителя, которая является муниципальной. А Закон запрещает муниципальному служащему быть депутатом. В связи с этим я написал заявление о сложении полномочий, и на сессии это заявление было удовлетворено решением Совета.

- А теперь хочу задать самый лично для меня важный вопрос сегодняшнего разговора: почему Вы, проработав всего месяц, ушли с этого поста мэра, не став даже баллотироваться?

- Уход с должности был обусловлен сложившейся ситуацией. В какой-то момент мне стало понятно, что я не подхожу создаваемой в районе команде управленцев. Встретился по этому поводу с Иваном Николаевичем Василевским, услышал его мнение и уволился по собственному желанию. Наверное, это и был ключевой шаг в принятии моего решения отказаться от участия в выборах главы города.

- И как вся эта история закончилась?

- Была сессия, на которой выступили специально для этого приехавший заместитель главы района Александр Зимин и председатель городского Совета Татьяна Бизяева. Они говорили о необходимости мне и дальше работать в должности И.О. мэра, чтобы «заработать авторитет в городе». Меня этот вариант не устроил.

- Я позволю себе из всего услышанного сделать вывод о Вашем желании в тот конкретный момент уйти с должности И.О.: не было чувство локтя в таком серьёзном деле.

Пожалуй, не только это. В какой-то момент я почувствовал, что за моей спиной начинаются какие-то нехорошие манипуляции людей, занимающих высокиедолжности в нашем городе и районе. Я совершенно этого не боялся, но работать в таких моральных условиях не счёл возможным.

- А почему Вы не выставили свою кандидатуру на выборы в качестве самовыдвиженца. Откровенно говоря, шансы-то у Вас были очень даже предпочтительные. А избранный глава – это не назначенный И.О.

- Именно поэтому. Повторюсь: я уверен, что для качества и эффективности работы в районе и городе должна быть единая команда: или одного сильного руководителя района, как в нашем случае, или команда единомышленников. Иначе работа превращается в разборки, междоусобицы и тут не до высоких результатов.

- Александр, всё-таки Вы, хоть и не долго, но исполняли обязанности градоначальника. Что поразило или удивило в должности мэра? А то мы, простые жители, знаем об этом исключительно из рассказов девочек-старшеклассниц, которые, победив в каких-то своих школьных конкурсах, получают право провести один рабочий день с нынешним главой.

- Я, ещё будучи депутатом, имел довольно чёткое представление о работе главы города и был готов к ней. Это, конечно, реально тяжело. Рабочий день начинался не позже 7-ми утра, заканчивался ночью. Уровень ответственности понятен здравомыслящему человеку, а сама должность является настолько мало защищённой, что и говорить не приходится. Словом, всесторонней ответственности куда как больше, чем престижа…

Возможно, некоторое время я привыкал к разнообразию возникающих вопросов. Но (это по поводу Вашего вопроса) запомнилась мне необходимость очень часто принимать решения, чего в обычной жизни, конечно, в таком количестве не происходит. В один момент бабушке восстанавливаем забор, через пять минут боремся с отключением света на водоводе и т.п. И каждое такое решение является существенным, и их нельзя делить по степени значимости.

- С высот большой местной власти давайте спустимся на землю. Что было после Вашей добровольно-вынужденной отставки?

- Я вернулся на прежнее место работы. По этому поводу у меня была договорённость с работодателем – руководством Ейского рыбопромышленного техникума.

- Вы руководите этим учебным заведением уже более десяти лет, и сейчас этот филиал превратился в университетский. Как и для чего это было сделано?

- В 2011-ом году Правительством РФ было принято решение о прекращении финансирования средних специальных учебных заведений (техникумов, колледжей) из федерального бюджета. Им предоставлялась возможность сохранить свой статус при передаче на местные источники финансирования. Это решение нанесло определённый ущерб специалистам среднего звена, так как найти такой источник в провинции – как правило, проблема. В нашем же случае учредитель решил сохранить статус федерального подчинения путём реорганизации всех своих учебных заведений. Университеты Росрыболовства включили все техникумы и колледжи своего ведомства в свой состав, т.к. закон предоставляет такую возможность.

- Получается, что эта мера была вынужденной?

- Так можно выразиться. Приказ о реорганизации вышел вначале 2012-го, и весь тот год учреждения готовились к безболезненному объединению. А уже с 1 января 2013 года мы стали Темрюкским филиалом федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Астраханский государственный технический университет». Для нас это существенный шаг вперед. Теперь мы – обособленное структурное подразделение со своим счётом и финансированием. Решение об использовании денежных средств ныне принимаем самостоятельно, и они идут только на наш филиал, что не всегда было при прежней системе руководства. Кроме этого появилась определённая самостоятельность в принятии решений, а также возможность использовать опыт, наработки и материально-техническую базу университета, который, кстати, уже второй год входит в сотню лучших в России, опережая даже (хоть и не на много) КубГУ и КПУ.

- Выходит, с 2013-го года в Темрюке есть ещё один (да ещё такой престижный) ВУЗ?

- ВУЗ есть, но высшее образование в нём получить пока невозможно. Этот вопрос мне очень часто задают, и, пользуясь случаем, хочу публично разъяснить ещё раз. Мы по-прежнему осуществляем образовательную деятельность по программам среднего профессионального образования (СПО), и наши выпускники получают диплом университета, в котором указана специальность СПО. Для высшего образования нам пока недостаёт ни оборудования, ни квалификации профессорско-преподавательского состава.

- И когда темрючанам этого ждать?

- Пока сроки трудно прогнозировать. Не находим совместного решения с администрацией района по ключевому вопросу, связанному с используемым нами имуществом. Сейчас и земля, и недвижимость являются собственностью района, а закон запрещает вкладывать федеральные деньги в муниципальную собственность. Администрация ссылается на недостаточное количество площадей для нужд управления образованием, но решение указанных проблем на базе данного имущества возможно только без нашего присутствия.

- То есть филиал могут закрыть?!!

Пока имущество никто не отбирает, и информации о прекращении действующего договора нам не поступало. И я надеюсь, что такой вариант развития событий не будет допустим. Ведь мы, по-прежнему, единственные в районе, кто в своем сегменте предоставляет бюджетные места для учащихся. В данный момент их около 250. Студенты не только учатся у нас бесплатно, но и получают стипендии. При этом 99% из них – жители нашего района, половина из которых требуют особого внимания (дети-сироты, дети из неполных или малообеспеченных семей). Опекаемые подростки, а их постоянно – 10-15 человек, находятся на полном государственном обеспечении, для чего мы получаем отдельное финансирование из федерального бюджета.

- И как государство поддерживает эту категорию учащихся?

Выделяет средства из расчёта: 170 рублей в день – на питание; 30240 рублей в год – на одежду; 1800 рублей в год – на учебные принадлежности; 500 рублей – единовременное денежное пособие при выпуске; чуть более 60000 рублей – единовременно при выпуске на одежду.

- Каким специальностям обучают в вашем филиале?

- «Ихтиология и рыбоводство», «Монтаж и техническая эксплуатация промышленного оборудования», «Технология бродильных производств и виноделие», «Экономика и бухгалтерский учет».

- Когда начнётся очередной приём?

- Приёмная кампания-2014 началась, как и во всех учебных заведениях, с 1 февраля. Этот процесс серьёзно контролируется и регулируется министерством образования и науки.

- Какой проходной балл на экзаменах?

- Что касается проходного балла, то с прошлого года, по примеру ЕГЭ, у девятиклассников тоже отменили экзамены при поступлении. При зачислении необходимо принести аттестат и короткий перечень документов, который можно уточнить у нас в секретариате. В аттестате подсчитывается средний балл из всех оценок, и те, у кого он выше, зачисляются в первую очередь. С вводом этой системы процесс поступления стал не только более простым и удобным, но и антикоррупционным – ведь всё зависит исключительно от итогов обучения в школе. При этом желающие ещё могут отслеживать ситуацию на стендах и сайтах. Учебное заведение обязано ежедневно обновлять и публиковать рейтинговые списки, где видно: сколько всего подано заявлений, и кто в данный момент имеет больше баллов.

- Александр, ближе к концу нашей встречи – несколько вопросов частного характера. Каков состав Вашей семьи?

- Я женат, у меня 2-е детей. Моя жена Ирина вот уже более 15 лет работает в налоговой инспекции. К слову сказать (Вы же любите интересные мелочи), в момент нашего с ней знакомства (это, как я уже говорил, случилось, во время моей учёбы в Калининграде) она была начальником тира в нашем училище и прекрасно стреляла со всех видов стрелкового оружия.

Моя дочь Елизавета учится в 10 классе 13-ой школы, а сын Михаил – там же в 4-ом.

- У Вас есть хобби и/или увлечения?

- В этом смысле у меня «стандартный джентльменский набор»: футбол, рыбалка, диван с телевизионным пультом.

- Какие фильмы любите смотреть?

Жанрово – самые разнообразные, но без глубокого смысла. При просмотре хочется отдыхать, а не анализировать происходящее, чего в реальной жизни и так предостаточно.

- Что читать предпочитаете?

- Читать ввиду занятости удаётся не так часто, как хотелось бы…

- Тогда перефразирую вопрос: кто любимые авторы и книги?

- Михаил Булгаков и его «Мастер и Маргарита» и рассказы Василия Шукшина.

- Закончить нашу с Вами, лично для меня очень интересную, беседу я хочу вопросом, который, по логике вещей, должен был прозвучать гораздо раньше, но я специально приберёг его именно на самый финал. Скажите, а если бы Вы баллотировались, и Вас народ избрал бы мэром, то как бы Вы сами вели себя в этой должности в смысле демократичности? Как мэр Михаил Бода, или всё-таки без волюнтаризма исполнительная власть ничего не стоит?

- Сослагательное наклонение я тоже не очень жалую, но в данном случае ответ прост. Есть законы и их надо соблюдать, тогда работать и просто, и эффективно. У главы есть обязанности и полномочия, которые по Закону надо выполнять с помощью Совета депутатов. В этом и есть демократичность, и я её сторонник. Именно так и стараюсь работать, независимо от должности.

Если же говорить о волюнтаризме, значение слова которого имеет несколько вариантов, то, как я понимаю, Вы имеете в виду «достижение цели без учёта объективных обстоятельств и возможных последствий». Считаю это неприемлемым. Но нередко случается, что некоторые решения руководителей общество не принимает или не понимает, потому что не знает всех причин, побудивших представителей власти поступить именно так, а не иначе. В этой связи, считаю, нужно активнее работать и пресс-секретарям администраций, и, извините, СМИ.

Беседовал Дмитрий ДОВГАЛЬ

Просмотров: 634